Гости маяка

Друзья, спешу объявить, что на Маяке открылась своя литературная и творческая гостиная!
В рубрике «ГОСТИ МАЯКА» буду публиковать ваши истории, рассказы, миниатюры, сказки, стихи… – всё, чем делятся со мной читатели и гости журнала от чистого сердца.
Я рада, что у нас получается доверительная беседа о литературе и творчестве у живого огня.
Делитесь своими историями, чтобы Вселенная была бы к вам щедра и дарила новые открытия и вдохновение!
Вместе нам будет уютнее и теплее!


Спасибо моим друзьям по лит.фестивалям, журналам, премиям… за то, что откликнулись и наполнили мой маленький маяк светом волшебства! По-моему, мы создали сложную и прекрасную перекличку самых разных талантливых произведений современной литературы!
В навигации (оглавлении)  можно переходить по ссылкам на произведения прозы и поэзии, рецензий и арт-проектов (здесь будут песни, видеопоэзия, буктрейлеры, клипы, театральные и репортажные съемки и многое другое).

Не переключайтесь! У нас всегда солнечно и тепло!

Тем, кто хочет светить вместе с нами >>> 

Или сразу отправляйте письма Смотрителю маяка на margopa@lightseeing.ru


Рецензии / Интервью:

Арт-проекты:

 


Лариса Теплякова. Рассказы “Заберу твою боль… Цавт танем” и “Бывший. Мужчина из прошлого”

Заберу твою боль… Цавт танем

В квартиру входил мужчина, что-то говорил, перемещался по комнатам, шумно плескался в ванной, пачкал полотенца, гремел посудой на кухне, но на нём не было лица. Это повторялось от раза к разу, а разглядеть лицо пришельца Зарине не удавалось. Зарина не понимала, видят ли другие этого человека целиком, или только она одна сошла с ума. Мужчина был, и голова у него на плечах вместе с прической имелась, но для Зарины он оставался безликим существом! Галлюцинация наоборот, без видений.
Когда же это случилось? В какой момент времени она перестала видеть черты любимого мужчины, бывшего мужа? Вскоре после его помпезного юбилея? Или позднее, уже после официального развода? Зловещая дата внезапного разрыва их супружеской связи затерялась в недавнем прошлом, и время летело вперёд, безжалостно отметая былую жизнь, как ненужный хлам. Будто бы ничего и не было, всё привиделось. Но ведь остались дети…
Дети были. Но они стремились в будущее, строили свои судьбы, им не хотелось тащить за собой балласт страданий матери. Они так и говорили: «Не грузи нас».

Продолжить →


Светлана Волкова. Тощий Якоб, Вудкотский Лабиринт, Вечный вопрос

Тощий Якоб
(мистическая зарисовка)

 

«Человек – мал, а дом его – мир»
Марк Теренций

Я лежу на холодном полу, раскинув руки в стороны, как морская звезда. Толстые влажные каменные квадраты подо мной плотно держат мой тонкий позвоночник, словно скрипичную деку. Отражаются болью. Мои пальцы касаются стен, по которым сбегают капли, причудливо  ломая свою совершенную траекторию о шероховатость плит, припудренных малахитово-серым мшистым велюром. Мои ступни упираются в ледяную решётку единственного окна-амбразуры, льющего скупой дневной свет сквозь пелену привычного тумана. Белый день цвета сыворотки.

Это единственное положение, в котором я не вижу моря. Иногда его видеть невыносимо.

Мой дом – маяк. Старый маяк, построенный шведами в эпоху побед и триумфов на вечно мёрзлой саамской земле. Высотой в шестьдесят пять футов, каким был при рождении, сегодня осел он в зыбкий прибрежный песок и ледяную воду на добрую осьмушку, разбросал камни фундамента и как-то кряжисто опёрся на сваи, словно приготовился к прыжку. Узкий, худющий, торчащий из воды, как прокопчённая церковная свечка, с крохотным круговым балконом на самом верху, придающим ему издалека вид одинокого визитёра в дорожной шляпе. Морской привратник, наречённый моряками Тощим Якобом.

Продолжить →

 


Юлия Элер

Премьера цикла стихотворений “Принчипесса”

1.

Пой, принчипесса, пой,
уснули твои корабли на дне средиземного моря.
Все, что осталось от жизни той –
парча, монеты да сундуки с жемчугом млечным –
Солнечный зайчик в витражном стекле.
Помилуй, разве же это горе?!
Даже почти не беда –
так, приключение из категории «вечность».

Продолжить →

 

Авторские песни из альбома “Сказочки”

Сиреневая сказка


Циркачка


Продолжить →


 

Дмитрий Воронин. Рассказы “Сильная любовь” и “Каменный Клаус”

Сильная любовь

Куприян всё-таки дожил до пенсии. Дожить-то дожил, но не пережил. В тот же день напился с друзьями на радостях, что закончились трудовые мучения, до дома кое-как доволокся, на второй этаж почти поднялся, да на предпоследней  ступеньке споткнулся и кубарем скатился вниз. Там и остался лежать до утра. Утром соседка с первого этажа скотину собралась убирать, вышла в коридор и наткнулась на Куприяна, лежащего почти у самой её двери.

– Купрей, чего развалился у самого порога? Ни пройти ни проехать, – слегка пнула сапогом соседа Антонина. – С утра уже нализался, как свинья!

В ответ Куприян только что-то невнятно прохрипел.

– Что-что? – не расслышав, нагнулась над ним соседка и тут же резко отпрянула назад, разглядев синюшное лицо с запекшейся на лбу кровью. – Да ты чего, Купрей, ты чего? – испуганно прошептала Антонина, пятясь от скрюченного на полу соседа. – Плохо тебе, чего ли?

Продолжить →


Михаил Прядухин. Александра

 

Книга рассказывает о простой русской женщине, рожденной во время Великой Отечественной войны, и чье детство пришлось на тяжелое послевоенное время в отдаленной Сибирской деревне.
О ее первых шагах во взрослой жизни, трудностях и преодолении судьбы. О сложных и противоречивых отношениях с сыном, которые, тем не менее, пропитаны безграничной материнской любовью.

 

Продолжить →

 


Елена Крюкова

Роман “Музыка”

Роман «Музыка» я помню еще по предчувствию рождения чуда, помню, как Елена делилась замыслом на Южно-Уральской премии и позже на авторской встрече в Булгаковском доме. И уже видела неугомонную, звучащую на все голоса Москву…

«Музыка» – это роман-симфония, где переплелись времена взлетов и падений, любви и смерти героев – и их воскрешения в Музыке: голосом в поднебесье, скрипками, флейтами, духовыми… (будто музыкальные инструменты способны пророчить и воплощать высший замысел в судьбу, будто само время дышит их голосами), потому что музыка и есть сама жизнь, и она всегда настоящая. «Музыка» – это роман, который будет еще долго звучать внутри, в сердце, в мыслях… после прочтения.

«Музыка – вот судьба. Это рок. В этой симфонии мы все, каждый, – кто скрипка, кто труба, кто хрустальная челеста. Падает музыки водопад! Разбивается на тысячу кусков! Мы кричим, пляшем и плачем, а людям кажется, это звучит музыка».

Продолжить → 

 

Поэмы “Одинокий голос” и “Обнаженка”

Вонмем…
Голос мой одинокий немощен, нежен, неслышен.
Голос мой далекий хрипнет, бормочет, тает, все тише, тише,
Голос мой слетает легче первого теплого снега
На влажную от слез щеку одинокого – в толпе – человека…
Не отирай солнечную слезу, друг!..
Вонмем!..
…тебе – избавленье от мук.

Читать поэмы →

 

 

Роман в стихах “Титаник”

«Титаник» — наша Земля, летящая в безднах Космоса и не знающая, что она обречена. «Титаник» — наша краснофлажная страна, ушедшая под воду времени. «Титаник» — любовь, она подхватывает нас на свой стремительный корабль… «Титаник» — детство, что кануло во тьму. «Титаник» — каждая человеческая жизнь. «Титаник» — Кувуклия в храме Гроба Господня, Благодатный Огонь еще спасает нас. «Титаник» — тонущая Русь. «Титаник» — праздник, люди танцуют на его палубах. «Титаник» — музыка, еще звучащая в ночи…
… и самый неразгаданный роман в стихах Елены Крюковой — живописное полотно из фресок – судеб и душ людей, столкновений времен, переплетения исторических событий и мифов, любви и печали по ушедшим…

Продолжить →

 

Роман “Оборотень”

Остросюжетная история ненависти и мести, перерастающая в драматическую антиутопию. От вражды двух женщин Елена Крюкова переносит нас в будущее, где виной несчастий человечества стало не новейшее оружие, а роковые болезни людей — зависть, злоба и месть. На перекрестке опустелого города поздним вечером навстречу старухе Хельге выходит Волк… Мотив волколака, Оборотня, красной нитью прошивает книгу и заставляет задуматься о вечных вещах: о любви, обмане, мире, войне.

“Есть книги, которые пишут из любви, а есть те, что пишут из разверстой раны. Настоящий писатель умеет превратить непреходящую боль в вечную картину жизни. Писателям – читать, чтобы воскреснуть, читателям – чтобы понять тех, кто способен вас воскресить…”

Продолжить →

 

Поэма “Терминал. Книга Жизни”

 


Игорь Столяров. Избранные стихотворения

Пишущей (свою) жизнь

I

…Я теперь поселился в тобою написанном томе.
Открывая страницы, как будто погреться зашёл,
Я живу в этой книге, как в тёплом бревенчатом доме,
Где зелёная лампа и скатерти розовый шёлк.
И не важно что вне, на окраине сложного мира –
Пустота или блеск отчуждённо-холодной зимы –
Я учусь не бояться ни зависти урбоэфира,
Ни дороги, ни смерти, ни в окна стучащейся тьмы…

Продолжить →

 

Видео-поэзия, интервью

«Когда я один»

Продолжить →

 


Елена Ханен. Переводы сказок Манфреда Кюбера

Выражаю глубокую благодарность Елене Ханен за возможность поделиться на страницах Маяка ценными и редкими  переводами сказок Манфреда Кюбера (немецкого писателя прошлого века):
Манфред Кюбер – биография и книги на livelib.ru

«Автор, на мой взгляд, незаслуженно забытый. В России была издана его книга “Три свечи маленькой Вероники”»
(Елена Ханен).
В настоящее время готовится к изданию его новая книга, две сказки из которой мы сейчас и представим.


Великий миг

Птица сидела в клетке и печально смотрела на солнечный свет. Это была певчая птица, живущая в очень культурной стране – по крайней мере, таковой эта страна себя считала.
В голубой дали виднелись горы.
«Там, за горами находится юг, – думала птица. – Я летала туда однажды. Всего лишь один раз»

Птице казалось, что синеющие на горизонте горы очень близко. Тоскуя, она прижималась к прутьям клетки.
– Эти горы так близко от меня, – говорила она. – Если бы у клетки не было прутьев!  Если бы дверца  открылась – один-единственный разочек! И настал бы великий миг… Несколько взмахов крыльями, и вот я уже там, за синими горами.

Продолжить →


Александр Товберг. Из книги стихов “СолнцеВорон”

Сумерки

город, который кругл, как цирк,
в глаза впивается осьминогом.
он монотонен, как мотоцикл,
людей рассасывает, как леденцы,
у каждого странника эпицикл
с центром в ковре “вытирайте ноги”.

а серый туман заползает за
шиворот блёклым бомжам, и им же
он выковыривает голоса,
чтоб не могли они рассказать
водостокам, дорогам, промозглым псам
о старого города новом имидже.

и клоуны выбрасываются, и шуты
из окон жёлтых, карминных, белых,
и падают в ямы, в асфальт, в кусты…
вот мимо окон проходишь ты…
и я вываливаюсь из пустоты
в центр мишени “чужое тело”.

Продолжить →


Андрей Новиков

Сборник стихотворений

ЯБЛОКО

Снова, глупо, вопреки рассудку,
Не туда повесили звезду,
Спрятавшийся в телефонной будке,
Ночи круг печалью обведу.

Быть собой, пусть увеличит в сумме,
Искаженья предрассветный час,
Слушая оцепеневший зуммер,
Проходящий глухо через нас.

Над балконом дома из панелей,
Млечный путь из неразрывных уз.
В городском саду юнцы пьянели,
Надрывался в аромате гнус.

И свисало яблоко планетой,
И упасть грозило на траву,
В это разъярившееся лето,
В этот мир, где я еще живу.

Продолжить →

Долгая дорога к Дому Поэтов. Эссе к 135-летию Николая Гумилева

Наверное, раз двести я проезжал на автомобиле по дороге Бежецк — Красный холм мимо поворота на  Градницы, мимо знаменитого Дома поэтов. Сам — уроженец Бежецка, родился я еще тогда в деревянном городском роддоме №1, каждый год раза по четыре навещал родственников в Молоковском районе, а дорога на Градницы как раз на этом пути. Часто, опять же мимо этого поворота, ездил в Бежецк на базар за рыбой из Весьегонска, судак и караси здесь стоили в два раза дешевле, чем в Липецке, набирал целый армейский рюкзак.

Продолжить →

 

 

Иронические стихи

МОРФЕМЫ

Посредством речевого центра,
Бывает, выскочат слова,
Неблагозвучны, но бесценны,
Понятные, как дважды два.

Нет, я не отхожу от темы,
И не использую жаргон,
В основе их лежат морфемы,
Удобные со всех сторон.

Продолжить →

 

Книжные люди (сборник рассказов)

 


Алексей Баев. Метафизика Эпохи Перемен

(избранные рассказы)

Рада представить на Маяке книгу прозы Алексея Баева из 24 историй (рассказов) и повести. С текстами Алексея я познакомилась на литературном конкурсе «Триммера. Тени прошлого» аж в далеком 2012 году и, начиная собирать свою «золотую копилку» современной прозы, сразу вспомнила, как его истории затягивают с первых строчек и заставляют проживать себя.

Прозу Алексея Баева можно отнести к жанру «магический реализм», но с ударением на второе слово, настолько фактурно выписаны все детали бытия. Причем в самых разных уголках России: география от Архангельска до «всевозможных -бургов» и Арктики, до затерянных мест на карте с загадочным названием «Слансарга»… Герои произведений – тоже люди самых разных профессий: ученые-генетики и первооткрыватели «утраченного звена эволюции», врач-реаниматолог, рыбаки и бизнесмены… и все они выписаны так, будто автор прожил все жизни героев. Критики пишут: «Писатель должен знать жизнь», вот этот девиз как раз о прозе Алексея Баева…

В лит.гостиной публикую первые 4 рассказа «Гуманиториум», «Наледь», «Кратчайший путь в Арктику» и «Слансарга», а в конце публикации даю ссылку на полную книгу рассказов в PDF, потому что на этих рассказах вы точно не остановитесь, захотите продолжить чтение наедине с собой и с автором…

Продолжить →

Всё началось с волшебной рыбы (повесть)

Вова и волшебная рыба

(история первая, сказочно-волшебная)

Меня зовут Вова.
Я живу в большом городе в обычном пятиэтажном доме. В нашей квартире вместе со мною живут папа, мама и моя старшая сестра Женя, с которой я иногда дружу, а иногда — не очень. Ещё у меня есть приходящая к нам бабушка, которая безумно любит рассказывать всякие чудесные истории и при этом кормить нас с Женькой чем-нибудь вкусненьким.
Мне шесть лет. И почти все считают меня почти взрослым. Это не так уж и странно, ведь через полгода я должен пойти в школу. А там, наверное, я вскоре перестану верить в сказки.

Продолжить →


Пантерина Трамич. Там, где кончаются ветра

Роман Ильич спит в ванной комнате, так как тахта его сломана, а денег на новую нет. По квартире гуляют сквозняки, и на полу Роман Ильич лечь не может. Ванна холодная, и, чтобы не заледенеть, он стелет на дно старый тулуп. Роман Ильич пускает в раковину горячую воду и в душном пару отходит ко сну, выкурив предварительно две папиросы.

Вот и сейчас Роман Ильич засыпает в своей ванне, и можно увидеть, как сонно подрагивают его усталые веки. В ванной есть окно. В окне виднеется клочок чёрного неба с тремя звёздами. Ветер постукивает рамой, и луна осторожно заглядывает внутрь. Каждую ночь Роману Ильичу снится один и тот же сон.

Продолжить →


Илья Криштул. Я и Хемингуэй

Хемингуэю повезло, он жил в молодости в Париже. Дружил с писателями и художниками, работал в газете, пил бурбон, гулял, любил свою молодую жену… Потом написал, что «Париж это праздник, который всегда с тобой…»
Мне повезло больше. Я жил в молодости в Мытищах. Дружил с Гундосым и с Кротом, пил пиво, чем-то торговал, любил Верку… Я ради Верки даже как-то витрину разбил, любовь свою показывал… А они потом написали, что «…находясь в состоянии алкогольного опьянения, разбил витрину продуктового магазина и похитил муляж колбасы «Краковской»…»

Продолжить →


«Когда вся ночь опустится на нет. Избранные стихи» – Саша Ирбе говорит о самом главном

25 лет творческого пути – это целая жизнь. И у Саши Ирбе поэтическая жизнь была богата на встречи на перекрестке сердец: поэта и слушателя, визионера и последователя, готового принять истину «жизни в облаках» – ту, что над миром, проникновенную, как взгляд ангела.
Неслучайно, что большинство стихотворений в новую книгу «Когда вся ночь опустится на нет. Избранные стихи» (издательство АСТ, 2020) – уже седьмую по счету – выбирали ее преданные поклонники. Поэтический путь начался с первой публикации в газете родного Кирова, а сейчас Саша Ирбе – лауреат многочисленных литературных конкурсов «Вся королевская рать», «Многоточие», «Кордовия», «Золотая пчела», Грушинского фестиваля и др. – и один из самых востребованных и неоднозначных поэтов современности как в обеих столицах, так и в не склонной к новым веяниям моды провинции.

Продолжить →


Гюнай Александра Гейдарова

Стихотворения: Намёк

Расскажи мне, Земля, расскажи, непорочная духом
И добрая всем: и животным и всем человекам,
Как любовь твоя всех принимает, идущих к началу,
И как ласкова ты, что несешь красоту в созерцанье.

Продолжить →

Рассказы: Настоящее, Когда я был маленьким мальчиком

В глазах живых таится нежность и любовь, порою ‒ печаль и страх. В них есть предчувствие весны… В глазах живых машин я видела только конец. Это и отличало их от нас, тех людей, что остались на Земле. Но конец этот был нашим, человеческим. Господь оставил меня незримой свидетельницей над Землей, чтобы я рассказала Вам все это…

Продолжить →

 



Интервью с поэтом Алексеем Козловым

С поэзией  Алексея Козлова я познакомилась в интернет,  на сайте автора.
В литературных журналах и конкурсных подборках, за исключением антологии «Литературная Евразия», стихи Алексея Козлова мне не встречались, несмотря на то, что у поэта на сегодняшний день издано пять книг.

Поэзия Алексея Козлова, на мой взгляд, обособлена на современной литературной карте мира с той точки зрения, что являет собой некий поиск гармонии.

Продолжить →

 


Вдохнуть жизнь в слово: о прозе Михаила Полюги

«Жизнь человека выражается в отношении конечного к бесконечному», — этой формулой И.Бунина можно описать и прозу Михаила Полюги.

В современном мире жизнь, смерть, любовь, ненависть… —  всего лишь слова, и в наш скоростной, перенасыщенный информацией век мы привыкли смотреть на всё поверхностно: миллионы жизней проходят и обрываются у нас на глазах. СМИ подкидывают «горячие» сюжеты, современное искусство стремится не отставать. Чаще всего мы спрашиваем себя: «Как стать успешным?», нежели: «Кто есть я? Какой я человек?». Но куда мы хотим успеть, если не можем найти своё место в мире, предназначение, а вместо этого живём по чужим «глянцевым» меркам, в обществе «подмены ценностей и понятий»?

Продолжить →


 

Поделиться: