Гюнай Александра Гейдарова. Намёк

Расскажи мне, Земля, расскажи, непорочная духом

И добрая всем: и животным и всем человекам,

Как любовь твоя всех принимает, идущих к началу,

И как ласкова ты, что несешь красоту в созерцанье.

Расскажи мне, поведай то тихое, что укрываешь,

Что дух твой великий корит и сердце тебе удручает.

И пусть разольется твой голос, как дождь по воздушному миру.

Пусть станем мы каплею мира,каплей твоей от начала

И только наградой твоей, живя в уваженьи соседства

Твоих многоликих детей: воздушных, земных и подводных…

Они твой наследуют дом, а мы лишь пришельцы от мира,

Что странный, далеким лежит и свет из ночи простирает.

Но должно тебя уберечь, не щемя твое вечное сердце,

Природу твою исцелить, что только поверхностью зрима.

Детей лишь не ранить твоих, в свое не терзать наживанье,

Отдать им великий простор, что ты подарила им, матерь;

Лечить и беречься о них, как делают то они с нами.

Услышим ли голос мы твой, помощница всем от начала?

Теперь мне, прошу, расскажи, не упрячь благородного духа,

Как любишь сошедших к тебе и о чем из глубин намекаешь.

*

«Бегала девочка по пышному лугу, в небо гляделась высокое, дивно смеялась.

Мысли тогда посещали о Боге, что есть на Земле. Достаточно верить.

И сердце ей грело светлою мыслью. И не было грусти. Так было все просто.

Он добр ко всем. Высоко глядит, голос слышит и все понимает.

И лето неслось, и поры сменяли друг друга, как вестники неба.

И стало печальным щемящее лето, и брызнули розги.

И церковь сияла куполом строгим, поющем на солнце.

Но разве чернится осою, шумит и пугает золоченый купол?

Ивзвонеблестящемтрещаливедомыедуши,

И их подчиняли, ловили, как облако белое дымом.

Звезду отрезали и нить от нее и до Бога:

И разум, свободу и веру. Жестоко их облик стирали,

Как будто рисунок свободный,разорванный в дыры.

Пороги церковные, свечи, иконы  ̶  все продавалось.

И люди бродили, как тени, послушны. И лжи подчинялись.

И не было слышно их голоса, только внушенье. И сердца не было силы,

Но правил всем ужас, и страх, и моленье, и черное зло, осужденье

Других, не похожих, и грешных, по миру бродящих.

И Бога им страшным вождем рисовали, что рыщет и знает,

Над кем за грехи поглумиться, кого осудить, затоптать,

И кого устрашить в наученье».

*

«Лишь доброго голоса ждешь от той, что слывет тебе матерь,

И ласки отзывчивых рук, принятья и всепониманья,

Когда тебе ласковых лет немного от жизни начала,

Иробкийдосолнцацветокземляблагодушнопитает.

И матери светлой любовь  ̶  награда воздушного мира,

Зачаток любви мировой, ее все венец и награда.

И благостен принятый ей, душою он весел и взглядом,

Согрет до седин, на века и боли сиротской не знает.

Не так, как печалью легла матерь на юные плечи

И девочку не берегла, и била, чему есть прощенье.

Не слышалось радостных слов, доверия ей, пониманья,

Но зло лишь лилось изнутри у той, что зовется ей матерь.

И девочка ярость и ложь увидела, юная сердцем.

И против ей духа легло насилие, грубость и козни.

Пыталась убить ее мать, сиротству ее угрожала,

И крала покой у души, вершила постыд, безрассудство.

Стыдила и не берегла. И не было света начала,

У той, что дитя родила для жизни и белого света.

Но разве расскажешь о том, что болию черной врастает?

И верят ли ныне, что мать шипящею фурею носит

В душе неопрятной своей змею, умышляя пороком?

Стыдливо о том говорить. Ее нелюбовь  ̶  непризнанье,

Изгнанье на тысячу верст, кража от жизни, от тела».

*

«Как просто других невзлюбить, ударить полночною злостью.

Как просто вершить строгий суд, не видя глубин, размышляя.

Отчего же жестокость вросла болезнью гниющею в кости?

И так на Земле много нас, но все одиноки, чужие…

Не злость ли нас душит змеей, скрывая и взор, и дыханье?

И нет доброты для других, лишь гнев и при всех поруганье.

Злость сокрывает от нас великие, белые звезды!

Давайте же встанем над тем и возьмем дружелюбные руки

Близких своих и чужих, друзей и попавших в немилость.

Излечимся пусть добротой и искренним Бога началом.

Так много вершин на Земле. И Земля лишь одна из вершинных.

Но путь наш любовь пусть вершит. Любовь не имеет ограды,

И рамок не знает она, пространна. И так многолика!

Расширить сознанье пришло время, зовущее в дали.

Так много созвездий извне, и все для души достижимы.

И встретить друзей хорошо везде, где бы душа ни бродила.

Пусть станет широкой душа, куда ни звала бы дорога!

Награда  ̶  проделанный путь. Больше того не бывает!»


Об авторе: 

Гюнай Александра Гейдарова.
Родилась в Могилеве (Беларусь) 19 августа 1992 года.
С 2010 по 2015 гг. училась на факультете германо-романской филологии в университете имени А.А. Кулешова. Преподавала английский язык в сельской школе. В настоящее время проживает в городе Бохум , где учится на факультете археологии, работает и занимается творчеством.

Книги “Душа планеты” и “Сапфировое море” на ЛитРес >>>

Рецензии на книги на сайте издательства Stella Verlag >>>

Стихотворения, рассказы и рисунки на DeviantArt >>>

Поделиться:

Добавить комментарий