Елена Ханен. Переводы сказок Манфреда Кюбера

Выражаю глубокую благодарность Елене Ханен за возможность поделиться на страницах Маяка ценными и редкими  переводами сказок Манфреда Кюбера:
Манфред Кюбер – биография и книги на livelib.ru

«Автор, на мой взгляд, незаслуженно забытый. В России была издана его книга “Три свечи маленькой Вероники”» (Елена Ханен).
В настоящее время готовится к изданию его новая книга, две сказки из которой мы сейчас и представим.


Великий миг

Птица сидела в клетке и печально смотрела на солнечный свет. Это была певчая птица, живущая в очень культурной стране – по крайней мере, таковой эта страна себя считала.
В голубой дали виднелись горы.
«Там, за горами находится юг, – думала птица. – Я летала туда однажды. Всего лишь один раз»

Птице казалось, что синеющие на горизонте горы очень близко. Тоскуя, она прижималась к прутьям клетки.
– Эти горы так близко от меня, – говорила она. – Если бы у клетки не было прутьев!  Если бы дверца  открылась – один-единственный разочек! И настал бы великий миг… Несколько взмахов крыльями, и вот я уже там, за синими горами.

Высоко в небе летят журавли. В осеннем воздухе раздаётся их печальное курлыкание – печальное и зовущее. Они зовут на юг.

И вот журавли уже скрылись за голубыми горами.

Маленькая птица бьётся о прутья клетки.

Наступила зима и птица успокоилась. Падал снег, синие горы стали серыми. Путь на юг скрывал холодный туман.

Прошло много зим и много лет. Горы становились то синими, то серыми. Перелётные птицы прилетали с юга и улетали на юг. А маленькая птица сидела в клетке в ожидании великого мига.

И вот однажды ясным, солнечным осенним днём дверь клетки распахнулась.  Её не заперли по рассеянности. Нарочно люди не оставили бы клетку открытой.

Великий миг настал!  Птица дрожала от радости и волнения. Осторожно и смущённо выпорхнула она из клетки и села на ветку ближайшего дерева. Всё вокруг выглядело странно. Так непривычно и необычно. В голубой дали виднелись голубые горы.

Но теперь горы казались очень далёкими. Слишком далёкими для крыльев, которые за долгие годы в клетке отвыкли от полётов. Но она должна, должна улететь! Великий миг настал!

Птица собрала все силы, всё мужество и широко расправила крылья, расправила для полёта на юг, за синие горы. Но… ей удалось  перелететь всего лишь на другую ветку. Долгие ли годы сделали её крылья немощными – или же нечто другое, отчего её крылья вдруг ослабли?  Она не знала. Голубые горы стали далеки, слишком далеки для неё. И птица, тихо вспорхнув, вернулась в клетку.

А высоко в небе летели журавли. В осеннем воздухе раздавалось их печальное курлыкание – печальное и зовущее. Они звали на юг. И вот уже скрылись за голубыми горами.

Маленькая птица склонила голову и спрятала её под крыло.

Великий миг был позади.


Почтовая повозка

Медведь по имени Тобиас Муффельфель, праздно сложив лапы на животе, сидел возле своей берлоги. Полакомившись хрустящим печеньем, которое испекла его жена, медведь  погрузился в  сладкие мечты о грядущей зимней спячке. Каждый, кто любит и знает зимнюю спячку, поймёт Тобиаса Муффельфеля.

Его дети играли тыквой в футбол, а фрау Муффельфель, как обычно, пекла хрустящее печенье. Она надела большой белый фартук и нахлобучила на голову чепчик, ведь это ужасно неприятно, когда дым от печи проникнет в мех. Никто, кроме фрау Муффельфель, не мог печь такое вкусное печенье. Что за удовольствие было смотреть, как она месит лапами тесто и выводит когтями затейлевые рисунки!

Закончив делать печенье, фрау Муффельфель вытерла лапы о фартук и вышла из берлоги.

– Тобиас, – сказала она, – у нас закончился мёд. Ты должен добыть новый мёд. Иначе я не смогу испечь хрустящее печенье.

Тобиас брезгливо сморщил нос и недовольно зарычал.

– Ни у кого в округе нет мёда, – сказал он. – Как же я его добуду?

– Но ты же мужчина, Тобиас, – ответила его жена, – изобрети чего-нибудь.

Тобиас обхватил голову лапами и стал думать. Думал очень долго.

– Я знаю, что мне делать, – произнёс он наконец. – Я смастерю почтовую повозку и стану возить пассажиров из одного конца леса на другой. А за проезд они будут платить мёдом. Ну, разве это не изобретение?

– Я не знаю, что такое изобретение, – сказала фрау Муффельфель.

– Но ты же сама только что сказала: я должен сделать изобретение, – удивился Тобиас Муффельфель.

– Ты же мужчина, Тобиас, – произнесла фрау Муффельфель. – Я думала, ты сам знаешь, что такое изобретение.

– Тогда это опеделённо изобретение, – заключил Тобиас и начал мастерить почтовую повозку из полого бревна, с четыремя колёсами. Изнутри он аккуратно выложил карету  мхом и сеном, чтобы было удобно и красиво.

Потом он написал на кусках бересты большие объявления о своём новом предприятии и расклеил их на деревьях по всей округе. И действительно, в день первой поездки объявилось несколько пассажиров. Это были лис, утка, лягушёнок, муха и гриб-рыжик. Тобиас недоверчиво оглядел компанию и спросил:

– У вас есть мёд? Если мёда нету, я вас не повезу.

Все стали уверять, что непременно отдадут мёд, только сейчас у них его при себе нет, поскольку эта поездка объявлена так внезапно!

Тобиас Муффельфель с этим согласился. Он разрешил пассажирам сесть в повозку и хотел уж было ехать, но тут фрау Муффельфель сказала:

– Тобиас, у тебя собрались такие пассажиры, которые питаются друг другом, а если они по дороге друг дружку съедят, то никакого мёда ты не получишь!

– Верно, – согласился Тобиас Муффельфель и громко объявил: – в почтовой повозке есть друг друга запрещается!

Потом медведь впрягся в повозку и они тронулись в путь. Пассажиры завели разговор о целях поездки. Лис ехал к своему двоюродному брату, волку, чтобы вместе с ним поохотиться. Утка направлялась к другому пруду, чтобы наконец-то наговориться вдоволь с родственниками. Лягушоноку надо было уладить кое-какие дела в правительстве. На голове у него красовалась маленькая корона – он был голубых  королевских кровей. Муха оказалась в повозке по причине своего легкомыслия, а гриб-рыжик – вообще без причины.

Пассажирам, которые вызывали друг у друга аппетит, не следует ехать вместе. Лис понял это первым. У него разгорелся такой сильный аппетит на утку, что даже слюньки потекли. К тому же он сегодня из-за спешки плохо позавтракал.

– Я не вынесу этого!  – воскликнул лис и выскочил из повозки. Только из-за своего аппетита.

Вскоре из повозки вылетела утка. Она не могла больше видеть лягушонка. Утке было проще идти пешком, чем сидеть рядом с тем, кому место у неё в желудке, а не в повозке.

Через некоторое время у лягушонка, который и так был зелёный, позеленело в глазах. Рот у него начинал сам открываться при взгляде на муху и он тоже выскочил из повозки – исключительно из-за аппетита.

Медведь Тобиас ничего не заметил. Ему лишь показалось – повозка полегчала, но он решил, это потому, что у него стало больше сноровки.  Он остановился и громко объявил:

– Первая остановка! – И заглянул внутрь.

Муха к тому времени тоже улетела и в повозке один-одинёшенек сидел гриб-рыжик.

– Все вышли, – пояснил он, – потому что у них разыгрался аппетит друг на друга и они не могли этого больше выносить. Муха улетела оттого,  что она легкомысленная. Один я остался, чтобы поддержать ваше предприятие.

– А вы, собственно, кто такой? – рявкнул Тобиас Муффельфель.

– Я профессиональный гриб, – дружелюбно ответил рыжик.

– Заплатить за проезд можете? – спросил Тобиас.

– Нет, не могу, – ответил гриб-рыжик. – Я, вообще-то, поехал без какой-либо причины.

– Вот как! – сказал Тобиас Муффельфель, – Экая неслыханная наглость от пигалицы с писклявым голоском! Вот я вас сейчас вытряхну из повозки и посмотрю, как вы на своих коротких ножках засемените назад.

– Ну и что, – ответил рыжик. – Я профессиональный гриб и преспокойно останусь здесь. Дождусь тёплого дождичка, потом детками обзаведусь. А на всё остальное мне плевать.

Тут Тобиас Муффельфель в сердцах разбил почтовую повозку и расстроенный, отправился домой.

До берлоги было ещё далеко, когда Тобиас увидел бегущих ему навстречу медвежат.

– Папа, – громко плакали медвежата, – Мы больше не можем играть в футбол. У нас нет теперь мяча!

– Почему это у вас нет мяча? – сердито спросил Тобиас Муффельфель.

– Мы его съели! – ответили малыши.

И Тобиас Муффельфель залепил каждому по звонкому подзатыльнику.

– Тобиас, – сказала фрау Муффельфель, – ты выглядишь, будто тебя всего моль поела. Сдаётся мне,  не надо тебе больше делать изобретения.

Можно и медведю делать изобретения. Не надо только всех подряд сажать в свою повозку – иначе в конце-концов не останется ничего, кроме какого-нибудь гриба-рыжика.


Елена Ханен 

Писатель, микробиолог, переводчик, член Международной гильдии писателей (МГП),
проживает в г. Хайнсберг (Германия).
Интервью для МГП: «Чтобы написать нечто стоящее, нужны знания»

Авторская страница на Проза.ru

close
Поделиться:

Добавить комментарий