литература

Елена Крюкова. Роман в стихах “Титаник”

«Титаник» — наша Земля, летящая в безднах Космоса и не знающая, что она обречена. «Титаник» — наша краснофлажная страна, ушедшая под воду времени. «Титаник» — любовь, она подхватывает нас на свой стремительный корабль… «Титаник» — детство, что кануло во тьму. «Титаник» — каждая человеческая жизнь. «Титаник» — Кувуклия в храме Гроба Господня, Благодатный Огонь еще спасает нас. «Титаник» — тонущая Русь. «Титаник» — праздник, люди танцуют на его палубах. «Титаник» — музыка, еще звучащая в ночи…
… и самый неразгаданный роман в стихах Елены Крюковой — живописное полотно из фресок – судеб и душ людей, столкновений времен, переплетения исторических событий и мифов, любви и печали по ушедшим…

Титаник

Я спрашивал себя много раз:
есть ли в мире такое отчаяние,
чтобы победило во мне эту исступленную
и неприличную, может быть, жажду жизни,
и решил, что, кажется, нет такого.

Федор Михайлович Достоевский, “Братья Карамазовы”

фреска первая

ЭРЕБ

“я не верю в то что нас будут клеймить невидимыми клеймами следить за нами неслышно приказывать нам чтобы мы делали это и то нет мы не поддадимся внушению мы не будем выполнять приказы хотя вот в армии приказы выполняют солдаты а мы кто разве мы солдаты а может быть и солдаты просто мы не знаем что мы солдаты я не хочу быть солдатом но мне приказывают иди вперед и я иду вперед так надо мы все всю жизнь делаем что надо а не что хотим”
ИРА

***

Ночь. Холод. Пыль миров. Молюсь на красоту
Звенящих стрел… седых полночных зарев…
Земля еще плывет. И на ее борту
Слепящей позолотой: МЕНЕ, ТЕКЕЛ, ФАРЕС.

Так больно мне. Мой дом! О, где там Валтасар…
Завален мясом стол, залит вином… не вижу…
Лишь вижу на полмира – надо лбом –
небесный тот пожар,
Горячая звезда все ближе, ближе, ближе.

Ко рту он поднялся, индиговый туман.
Волны топор летит. И берега кренятся.
Титаник мой вопит. Молчит мой океан.
И не помянут нас. И не запишут в святцы.

Ни Библия-Коран… ни Шива, пляской пьян…
Ни свечкою – гадалка над картежной пастью…
Я вижу эту ночь. Хрипит мой океан.
Земля еще плывет. Обманываясь: в счастье.

Продолжить →

Опубликовано Марго Па в Гости маяка, Поэзия / Гости Маяка, 0 комментариев

Лариса Теплякова. Рассказы “Заберу твою боль… Цавт танем” и “Бывший. Мужчина из прошлого”

Заберу твою боль… Цавт танем

В квартиру входил мужчина, что-то говорил, перемещался по комнатам, шумно плескался в ванной, пачкал полотенца, гремел посудой на кухне, но на нём не было лица. Это повторялось от раза к разу, а разглядеть лицо пришельца Зарине не удавалось. Зарина не понимала, видят ли другие этого человека целиком, или только она одна сошла с ума. Мужчина был, и голова у него на плечах вместе с прической имелась, но для Зарины он оставался безликим существом! Галлюцинация наоборот, без видений.
Когда же это случилось? В какой момент времени она перестала видеть черты любимого мужчины, бывшего мужа? Вскоре после его помпезного юбилея? Или позднее, уже после официального развода? Зловещая дата внезапного разрыва их супружеской связи затерялась в недавнем прошлом, и время летело вперёд, безжалостно отметая былую жизнь, как ненужный хлам. Будто бы ничего и не было, всё привиделось. Но ведь остались дети…
Дети были. Но они стремились в будущее, строили свои судьбы, им не хотелось тащить за собой балласт страданий матери. Они так и говорили: «Не грузи нас».

Продолжить →

Опубликовано Марго Па в Гости маяка, Проза / Гости Маяка, 0 комментариев

Светлана Волкова. Тощий Якоб, Вудкотский Лабиринт, Вечный вопрос

Тощий Якоб
(мистическая зарисовка)

 

«Человек мал, а дом его мир»
Марк Теренций

Я лежу на холодном полу, раскинув руки в стороны, как морская звезда. Толстые влажные каменные квадраты подо мной плотно держат мой тонкий позвоночник, словно скрипичную деку. Отражаются болью. Мои пальцы касаются стен, по которым сбегают капли, причудливо  ломая свою совершенную траекторию о шероховатость плит, припудренных малахитово-серым мшистым велюром. Мои ступни упираются в ледяную решётку единственного окна-амбразуры, льющего скупой дневной свет сквозь пелену привычного тумана. Белый день цвета сыворотки.

Это единственное положение, в котором я не вижу моря. Иногда его видеть невыносимо.

Мой дом – маяк. Старый маяк, построенный шведами в эпоху побед и триумфов на вечно мёрзлой саамской земле. Высотой в шестьдесят пять футов, каким был при рождении, сегодня осел он в зыбкий прибрежный песок и ледяную воду на добрую осьмушку, разбросал камни фундамента и как-то кряжисто опёрся на сваи, словно приготовился к прыжку. Узкий, худющий, торчащий из воды, как прокопчённая церковная свечка, с крохотным круговым балконом на самом верху, придающим ему издалека вид одинокого визитёра в дорожной шляпе. Морской привратник, наречённый моряками Тощим Якобом.

Продолжить →

Опубликовано Марго Па в Гости маяка, Проза / Гости Маяка, 0 комментариев

Юлия Элер. Цикл стихотворений “Принчипесса”

1.

Пой, принчипесса, пой,

уснули твои корабли на дне средиземного моря.

Все, что осталось от жизни той –

парча, монеты да сундуки с жемчугом млечным –

Солнечный зайчик в витражном стекле.

Помилуй, разве же это горе?!

Даже почти не беда –

так, приключение из категории «вечность».

Продолжить →

Опубликовано Марго Па в Гости маяка, Поэзия / Гости Маяка, 0 комментариев